все новости

Сокровенные тайны Ивана Лендла

Нельзя родиться чемпионом. Пусть это самая, что ни на есть, прописная банальность, но повторять ее стоит часто. Хотя бы потому, что эта фраза, как и лозунги советских времен, настолько избита, что ее содержание очень часто не улавливается мозгом. Точь в точь, как было с теми пресловутыми лозунгами, украшавшими заборы, фасады зданий и специальные конструкции. Глаза видят, а смысл ускользает, превращается в фон. А ведь там было не так уж мало и хороших лозунгов…

Так что вернемся к тому, с чего начали: не рождаются готовые чемпионы. В лучшем случае, генетический материал компонуется таким образом, что у ребенка появляется шанс добиться на каком-то определенном поприще большего, нежели у его сверстников. Но это еще даже не первый шаг к большому будущему. Потому что для начала необходимо правильно угадать точку приложения сил, а потом пахать, как проклятый в надежде, что родители сделали верный выбор.

В мире нет статистки о том, сколько детей пробуют свои силы в теннисе. Десятки миллионов, если не больше. Из всей этой массы сотня – полторы добивается некоторых успехов. На вершину поднимаются единицы, и там соотношение еще более удручающе, поскольку великие выходят отнюдь не из каждого поколения. Правда, случается, что из одного появляется сразу несколько гигантов, но закон сохранения энергии безжалостен --- значит из нескольких последующих не выйдет ни одного.

Кстати, недостаточно угадать свое призвание и посвятить ему все детство и значительную часть юности, посвятить так, что ни от детства, ни от юности почти ничего не останется, кроме изнурительной однообразной работы. Но все это --- только база, правильная обработка глины перед тем, как заготовка попадет в руки гончара и у нее появится возможность превратиться в шедевр. Даже на этом этапе отсев просто чудовищный: лепят из тысяч, а в печь для обжига попадают единицы. У которых тоже судьба складывается по-разному. Кого-то передержат на огне, и он выйдет слишком хрупким, кого-то, наоборот, вынут слишком рано, и его формы не приобретут необходимой твердости. «Не Боги горшки обжигают». Все верно, но только у Богов получаются вечные произведения искусства. А у остальных --- горшки.

Истинное чудо происходит тогда, когда в руки настоящего Гончара попадает правильная, идеально подготовленная, глина. В утешение тем, кто мечтает превратить своего ребенка в Чемпиона, можно сказать только одно: сочетание всех необходимых условий может случиться далеко не сразу, но толк, все равно, будет.

Например, Андре Агасси был чертовски хорош, но что-то намудрили с ним в печи первые наставники --- один бок пережгли, другой, напротив, недокалили… Брэд Гилберт заново отправил ласвегасца в огненное горнило и достал оттуда великолепный сосуд, ставший одним из немногих драгоценейших украшений профессионального тура за всю его историю.

Нечто подобное произошло и с Энди Марреем. Шотландец, кстати, тоже побывал в руках Гилберта. Но, то ли слишком рано, то ли заготовка оказалась слишком загадочной для Брэда, то ли наставник Агасси в этот раз схалтурил… Впрочем, если даже верно последнее утверждение, то, допустив небольшую ошибку, Гилберт не испортил любопытное творение. Просто не сумел его раскрыть. Не ему это было предначертано судьбой. Глиняного Энди ждали руки другого мастера --- Ивана Лендла.

С Иваном встретился шеф-редактор журнала TENNIS Club Андрей Медведев. Лучший теннисист в истории Украины не только помогает выходу нашего издания, в первую очередь Андрей сосредоточен на спорте и сейчас готовит к большим свершением одного нашего юного соотечественника. Но об этом мы поговорим как-то в другой раз, а пока послушаем, какие секреты поведал Медведеву его коллега ранее по игровому, а теперь и по тренерскому цеху, Лендл.

На профессиональной арене Андрей и Иван встретились только однажды --- в 1993 году сошлись в четвертьфинале Барселоны, и Медведев сумел одолеть легенду тенниса --- 7:6 (7:5); 6:2. Потом, было, как-то дело, они сражались на гольф-поле. Лендл тогда не на шутку увлекся гольфом, посвящал ему очень много времени, даже собирался податься в профессионалы, Андрей же просто наслаждался еще одной Игрой. Нельзя сказать, что у них там состоялся полноценный «матч-плэй», но наш соотечественник умудрился вновь расстроить американца на его же поле.

Очередная встреча двух великих спортсменов состоялась недавно, на выставочном теннисном турнире, но Медведев остался верен себе и опять обыграл визави. Потом, кстати, выяснилось, что этой своей победой Андрей существенно урезал гонорар Ивана, пребывавший в зависимости от того, до какой турнирной стадии Лендл дойдет, но тут уж ничего не попишешь --- «заранее нужно было предупреждать».

«Конечно, я хотел поговорить с Иваном о теннисе, о его работе с Марреем… С этого и начал беседу: сказал, что сам сейчас являюсь тренером молодого очень перспективного игрока и попросил дать мне несколько практических советов, оттолкнувшись от опыта, добытого в сотрудничестве с таким непростым подопечным, как Энди.

Лендл пошел на диалог, хотя и просил никому не рассказывать его секреты. Но, думаю, моя обязанность поделиться полученными сведениями со своей аудиторией. Тем более, что никаких обещаний давать не пришлось, да само требование «хранить тайну» было, скорее шуточным. Тем более, что секреты, в общем-то, известные. Но тут дело в том, что мы все знаем множество секретов, но не всегда верно расставляем приоритеты --- что имеет первостепенное значение, ч то просто необходимо иметь в виду. Словам и опыту Ивана не доверять глупо: в их пользу говорят его собственные достижения и успехи Маррея.

Ленд сказал, что самое важное --- это никогда не заставлять своего игрока делать в матче того, что вы недостаточно отработали на тренировках. То есть  недостаточно научить тому или иному элементу, объяснить, когда, в какой ситуации его необходимо применить, нужно  все отработать до полного автоматизма. Конкретно в случае с Марреем они начали работать над ударом справа по линии. Энди умел его выполнять, но когда игра шла на очень высоких скоростях, то, случалось, не мог обеспечить должного контроля и допускал ошибки. Раз не попал, второй, а на третий уже задумывался, а стоит ли использовать этот элемент, в котором он не был уверен на сто процентов. С одной стороны --- все очень банально, но главное заключалось в том, что Ивана пригласили вовсе не для того, чтобы он совершенствовал теннис Маррея. Считалось, и сам шотландец так думал, что главная его проблема заключается в психологической неуверенности. Вот с этим-то недостатком и был призван бороться Лендл. А Иван подошел к вопросу по-своему: вместо длительных бесед отправил подопечного на площадку и заставил научиться играть в другой теннис, в такой, какой исповедовал сам --- действовать на пределе, не на грани, а за гранью разумного риска, но при этом не ошибаться.

В первое время Маррей был недоволен наставником, но тот гнул свою линию. Спустя месяц либо чуть больше они оказались на грани расставания: Энди не хотел понять, чего от него хочет тренер. Здесь, считаю, и проявился талант Ивана, он сумел убедить теннисиста прислушаться к себе и услышать. По-видимому, полного доверия еще не возникло, но шотландец согласился попробовать. Тем более, что Лендл все ему разложи по полочкам.

«Смотри, --- сказал он. --- Ты здорово играешь, но очень упрощаешь свои действия. Ты предсказуем. Удары сильны, точны и приносят тебе успех в большинстве поединков, но не тогда, когда приходится сражаться с Джоковичем, Надалем или Федерером. Для соперников такого уровня необходимо предложить нечто большее, чем просто очень хороший теннис. Проигрывая им, ты не можешь набраться необходимой уверенности. Но дело тут не в голове, а твоем теле, потому что ты не можешь положиться на него в любой ситуации, ты не доверяешь ему. А происходит это оттого, что ты еще далеко не все умеешь!».

После этих слов Маррей и согласился поработать по методу Лендла. В этом, наверное, и есть залог успеха --- в тот момент они еще не были единомышленниками, но смогли принять друг друга, положиться один на одного. Возникло доверие, а после уж и сомнения пропали.

Хотя только на словах получается так ладно. В жизни три недели Маррей под руководством Лендла отрабатывал удар справа по линии ежедневно до седьмого пота. Энди начинал с ума сходить от однообразия и усталости, а Иван давил и заставлял, перемалывал то внутреннее сопротивление подопечного, которое до сего момента не позволяло ему так полно отдаться предматчевой подготовке. Зато уже на турнирах шотландец стал применять этот удар и забивать. Он даже не задумывался, просто подходил к мячу и бил. И это стало переломным моментом.

Энди и раньше все говорили: «ты должен, ты можешь, у тебя получится», накручивали его… Лендл, в принципе твердил то же самое, но он определенно знал, что слова необходимо подтвердить действиями.

Это был новый подход ко всему тренировочному процессу, и пришел результат. В теннисе нет мелочей. Лендл сделал фразу своим девизом. Чтобы собрать завораживающую мозаику нужно, для начала, идеально подготовить каждый камушек.

Конечно, пример, который я привел, на самом деле является всего лишь одной составляющей общего процесса. Просто он может показаться настолько незначительным, что им, случается, жертвуют. Нудно, трудно, неинтересно… Может, лучше на что-то другое время потратить? Можно, конечно, и так, если не ставить перед собой самые высокие цели, если готов удовлетвориться эпизодическими победами, если не замахиваться на турниры из серии Большого шлема.

Хотя те же Шлемы --- это отдельная история. И тоже состоящая из мелочей. Двухнедельные турниры отличаются от остальных именно своей продолжительностью. Тем более, что чаще всего, нацеливаясь на титул, ты проводишь на одном месте отнюдь не две недели, а все три, а то и месяц. Значит, первым делом необходимо наладить бытовые условия, обеспечить тыл, организовать максимально комфортный  тренировочный процесс. Вплоть до того, что договориться с администрацией отеля и поставить прямо в номере тренажеры, чтобы иметь возможность заниматься тогда, когда нужно, а не тогда, когда получится. Не менее важны режим и распорядок дня, питание… Но об этом мы с Иваном говорили достаточно поверхностно, поскольку понимали друг друга с полуслова, сами через все прошли. А единой системы подготовки к Шлему не существует, здесь во главе угла индивидуальный подход.

Никто не может так подготовиться, чтобы на протяжении 14 дней показывать одинаково качественную игру. Обязательно будут подъемы и спады, тем более, что никогда не бывает так, что можно заранее абсолютно точно знать свое расписание. Все может спутать погода, затянувшийся чужой матч… И вот в таких условиях необходимо сохранять, по возможности, максимальный тонус на протяжении двух недель. Оптимально организованный быт сему способствует.

Не стану говорить, будто Лендл открыл мне глаза на что-то новое, на такое, чего я и сам не знал. Мы через все это прошли в свое время, очень многому научились на собственных ошибках. Не так давно, встретив Александра Долгополова, услышал от него: «Знаешь, сейчас я бы в такой-то ситуации поступил иначе, сделал бы по-другому…».  И я ему ответил, что нынче, имея за плечами кое-какой опыт, тоже вел бы себя совсем не так. Мы научились. Но, конечно же, не всему. От Ивана мне лично интереснее всего было услышать, как он находил общий язык с молодым парнем, занимающим в теннисе такую же позицию, как Маррей. Это очень сложно, особенно, если действовать, как Лендл: не искать компромиссов, а отстаивать свою точку зрения. Он сказал мне, что если бы Энди не стал его слушать, то у них просто не состоялось бы тандема.

Но Иван имеет полное право на свою точку зрения. Он доказал это в те времена когда играл и продолжает доказывать сегодня. Лендл 15 лет официально не играл в теннис. Даже не тренировался. Там была история со страховкой. Завершение своей карьеры он объяснил тем, что травмировал стопу из-за специфики обуви, которую ему поставляли по контракту. В такой ситуации была предусмотрена страховочная выплата, размер которой зависел от потенциально упущенной выгоды. Тогда подсчитали, что если бы Лендл продолжал выступать еще какое-то время, как профессионал, затем на выставочных и показательных соревнованиях, то мог бы за пятнадцать лет заработать, если не ошибаюсь, 25 миллионов долларов. Столько ему и выплатили, а он не выходил на корты. Но когда срок прошел, он очень быстро привел себя в неплохую форму. Не идеальную, не мешало бы похудеть, а то чувствуется тяжеловатость в движениях, но если он вышел на матч… Такой мах, как у Лендла, есть только у Федерера.  Техника удара такова, что если он правильно вышел на мяч, то успеть его отбить практически невозможно. Прекрасно знаешь, что Иван собирается бить в угол, он всю жизнь туда бьет, и вот ты ждешь этого мяча, заранее начинаешь бежать и, все равно, не успеваешь. 

Видно, что Лендл радуется своему возвращению в теннис. Тому, что сам играет и тому, что тренирует. Но я, кстати, испытываю те же чувства, наверное, поэтому мы быстро нашли с ним точки соприкосновения и прекрасно понимали друг друга.

Ивану нравится то, чем он сейчас занимается. И он досконально разбирается в вопросе, впрочем, насколько я знаю, он и берется только за то, что понимает и знает. У него свой подход ко всему, сплав его собственного опыта и уже наработанных впечатлений от работы с молодыми игроками. Все делает тщательно, аккуратно, последовательно, не отступая от намеченного плана ни на шаг. События не торопит, считая, что всему свое время. Никогда не станет перескакивать через ступеньку: пока не добился досконального исполнения одного элемента, не станет переходить к другому. Он и сам старался все доводить до совершенства, теперь требует того же от своего ученика. Еще один аспект --- элементы, их исполнение, он анализирует не в тренировочном процессе, а на основании применения их в матчах, в различных, но обязательно боевых ситуациях. Максимальная дотошность. Это отлично, но, понимаю, не каждый сможет найти с Иваном общий язык.

Вообще, Лендл специфический человек. С ним не просто найти общий язык. У него две дочки, которых он воспитывал очень жестко и ведет себя с ними… несколько необычно. Одна из дочек учится в колледже и активно занимается спортом, выигрывает там все подряд. Мы, как раз, сидели с Иваном за столом, а ему приходит электронное письмо от тренера из того колледжа, в котором сообщается, что фото дочки хотя разместить на «доске почета», как лучшей спортсменки. И фото прилагается, мол, считает ли его Лендл подходящим. А Иван заявляет --- нет, этот портрет категорически не годится и отправляет взамен другой. А там… Не получилась на том фото его дочка, одним словом. Такие, вообще, сразу удаляют, а он, вот, сохранил и даже отправил для «доски почета». Знал ведь, что тренер не осмелится ему перечить, как же, Лендл в авторитете! Разместили этот портрет, а на следующий день Иван показывает мне смс от дочки: «Папа, ты козел!». Я не знаю, как реагировать, а он смеется, доволен!

Странный человек. Но великий спортсмен и отличный тренер. Здесь не может быть никаких сомнений. Правда, он говорил, что с Марреем почти не шутит. Хотя, зная его, «почти не шутить» можно по-разному воспринимать».

04.08.2013
http://www.ukrtennis.com


Коментарии

comments powered by HyperComments